+0 - 0  by /0 comments

Правда об уйгурах изменит Китай к лучшему

Тур Мухаммед считает, что с народом уйгуров обращаются не как с людьми, и называет членов китайского правительства террористами.

Мэт Ясукава встретился с прожившим почти двадцать лет в Японии уйгуром Туром Мухаммедом, который все это время продолжает освещать положение своего народа, и пообщался с ним на тему уйгуров, о которых в Японии практически ничего не известно, о взрывах на площади Тяньаньмэнь, исламе и отношениях с Японией.

Нищенская жизнь уйгуров, с которыми обращаются хуже, чем с людьми

Мухаммед: Я приехал в Японию в 1994 году. Когда я учился в аспирантуре в 1997 году, уйгуры провели акции протеста, за которыми последовали репрессии со стороны китайского правительства. В результате было убито примерно 100 молодых людей.

Я почувствовал, что во мне тоже закипает гнев, и стал обращаться к японцам, рассказывая о происшествии. В результате я занял противоборствующую китайскому правительству позицию и не смог вернуться домой. После этого я постоянно работал в Японии и продолжал деятельность по освещению проблемы народа уйгуров в японском обществе.

Земли уйгуров по площади больше Японии в четыре раза, на них проживает примерно 24 миллиона человек. Из них почти 45% составляют уйгуры. Этот народ издревле жил на этих землях, занимаясь земледелием и скотоводством. Изначально в этом регионе преобладали уйгуры, а не китайцы.

Несмотря на это, повседневный быт уйгуров крайне беден, на их же родной земле – Восточном Туркестане – с ними обращаются как с гражданами второго, третьего сорта или даже не как с людьми. Они будто живут в аду, в тюрьме.

Китайское правительство применяет очень умелые способы по контролю уйгуров и тибетцев. О них можно говорить часами. Это всевозможные политические, экономические, культурные, религиозные, внешнеполитические и военные уловки, которые направлены на то, чтобы загнать уйгуров и тибетцев в угол.

Например, что касается религиозного вопроса, то Коммунистическая партия Китая в принципе отрицает религию,считая ее «опиумом для народа».

Мы, уйгуры – мусульмане и твердо верим в ислам. Однако КПК проводит политику атеистического воспитания по отношению к молодому поколению, так как тот, кто верит в ислам, уже не верит в Коммунистическую партию.

Они отрицают веру в Аллаха и не дают ходить в мечети. Мужчины, приверженные исламу, отращивают бороды, но таких людей забирает полиция и насильно заставляет бриться. Если отрезать бороду не получается, налагается штраф, бывают даже случаи, когда за ношение бороды сажают в тюрьму.

Среди женщин принято закрывать одеждой все тело, чтобы не показывать кожу и волосы, однако таких женщин хватают и силой заставляют снимать покрытие с волос и участков тела. Вполне естественно, что мусульмане полны гнева в ответ на такие оскорбления.

Происшествие с машиной, въехавшей на площадь Тяньаньмэнь, не относится к терроризму

Этот гнев приводит к инцидентам, например, к тому, что случилось 28 октября этого года на площади Тяньаньмэнь. Несанкционированный въезд машины на главную площадь страны поверг в шок руководство Китая. Конечно же, китайское правительство объявило произошедшее терактом и обвинило исламское движение Восточный Туркестан в серии преступлений. Это абсолютная фабрикация.

Человек, который это совершил, посадил свою мать и жену в машину. Площадь Тяньаньмэнь несет в себе образ сердца автократии КПК. Поэтому атака на это место означает нападение на само китайское государство.

Обычно под терактом мы понимаем действия насилия, от которых страдает большое количество обычных граждан, направленные на то, чтобы вселить страх в общество и разрушить западную систему свободы и демократии.

В недавнем же происшествии водитель машины Осман постоянно жал на клаксон, когда он въехал на площадь. Зачем он это делал? Потому что не хотел, чтобы пострадали многочисленные туристы, которые находились на площади Тяньаньмэнь. По свидетельству одной филиппинки, которая получила травму, она избежала более тяжелых повреждений, так как услышала звук клаксона и постаралась увернуться.

В результате пожара в машине, несмотря на то что правительство Китая заявило о двух погибших и 48 раненых, тяжело пострадали всего несколько человек. Поэтому этот инцидент не был терактом с задачей убить как можно больше людей, мы считаем, что это была крайняя попытка выразить недовольство давлением и репрессиями, оказываемыми на уйгуров китайским правительством.

Конечно, мы не оправдываем насилие, но считаем, что ответственность за происшедшее должны разделить правительство и Компартия Китая за проводимую политику. Мы думаем, что этого человека загнало в безвыходное положение именно китайское правительство.

Причина – в событиях, произошедших за год до этого. Китайское правительство применяет террор.

У произошедшего на площади есть свои предпосылки. Как раз ровно за год до этого, 28 октября 2012 года, в деревне, где жил Осман, случилось следующее. Жители деревни собрали накопленные за пять лет деньги и перестроили старую мечеть. Провели систему вентиляции, залили бетоном площадку перед мечетью и отремонтировали помещение.

Когда в деревню приехал местный партийный начальник, то он заявил, что перестройка произведена без разрешения и приказал вернуть все в прежнее состояние. Такое вот несчастье свалилось на плечи жителей, которые за пять лет в бедности скопили денег и наконец-то смогли привести в порядок свою мечеть.

Примерно 200 жителей деревни собрались с протестами, после чего туда был отправлен отряд из ста вооруженных полицейских, чтобы арестовать тех, кто не подчинится приказу. По нашим сведениям, Осман, довольно авторитетный в деревне человек, убедил жителей прекратить протесты и таким образом избежал столкновения с полицией.

После этого власти уничтожили бульдозером всю бетонную площадку перед мечетью. Была демонтирована и вентиляция. Думаю, что Осман пришел к своему решению в результате этой печальной ситуации. Он решил мстить. Поэтому я не считаю этот инцидент на площади терактом. Террор сейчас осуществляет китайское правительство.

Японские СМИ не передают всю правду о Китае

После установления дипломатических отношений между Китаем и Японией в 1972 году японские СМИ не передают информацию, правду, которая может негативно отразиться на образе Китая.

Проблема уйгуров, Тибета, а также различные происшествия, возникающие в самом Китае, практически не освещаются в Японии. Мне кажется, что это странно. Япония, в отличие от Китая, свободная демократическая страна. Роль СМИ состоит в том, чтобы рассказывать достоверную информацию о том, что происходит в мире, однако сейчас они не справляются с этим.

Японские СМИ начали обращать внимание на проблему уйгуров в июле 2009 года, когда в Урумчи прошла демонстрация, в которой приняли участие почти 10 000 уйгуров. Они была силой подавлена войсками и полицией, произошли массовые убийства.

По официальному заявлению Китая, тогда погибло примерно 300 человек, однако исходя из информации, которой владеем мы, возможно, было убито до 3000 уйгуров. Такое серьезное событие японские СМИ не могли не осветить, но когда китайское правительство связало уйгуров с терроризмом, NHK и газета «Асахи» просто повторили информацию за ним. Практически вся информация приходит в китайской интерпретации.

22 октября в Женеве прошло заседание Совета ООН по правам человека, посвященное проблеме прав человека в Китае. Европейские государства подвергли критике различные нарушения прав человека китайским правительством: давление на тибетцев и уйгуров, а также демократических деятелей.

В заседании участвовал и представитель Японии, таким образом, японское правительство впервые осудило нарушение прав человека в Китае. Для нас это было огромным событием. Однако печально то, что эти новости совершенно не освещались в Японии.

Японское правительство заняло правильную позицию в ходе международного обсуждения проблем прав человека, особенно значительным изменением стала критика нарушения прав человека в Китае. Такие вещи должны широко освещаться в Японии, но этого не происходит, что очень прискорбно.

Китай когда-нибудь развалится, и обязательно придет день, когда уйгуры обретут независимость

28 октября, спустя два дня после въезда машины на площадь Тяньаньмэнь, в столице провинции Шаньси – Тайюань – прямо перед зданием центрального комитета партии произошел взрыв. До этого тоже происходили случаи агрессии. Иными словами, против власти КПК растет недовольство не только среди уйгуров, но и среди китайцев, а ситуация в стране уже выходит из-под контроля правительства.

Говорят, что сейчас расходы на обеспечение общественного порядка в Китае на 20% больше, чем военный бюджет страны. У такого государства просто не может быть будущего. Я не знаю, через пять или десять лет, но когда-нибудь Китай обязательно развалится. Я верю, что непременно придет время, когда уйгуры и тибетцы смогут обрести независимость.

Поэтому мы должны гордо нести флаг Восточного Туркестана. Уйгуры, находящиеся за границей, будут подготавливать народ к независимости, а те, кто находится в Китае, не должны забывать о своей мечте.

Я хочу, чтобы и в Японии знали правду о Китае и уйгурах, помогли изменить эту страну. Сейчас Китай представляет опасность и для Японии, и для уйгуров. Он должен сотрудничать с мировым сообществом.

Источник: centrasia.ru

+ 0 - 0

  Post comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *